«Агрокомплекс» стремится в лидеры. Холдинг купил активы Parus Agro Group за $345 млн

Сделка по приобретению активов Parus Agro Group, оцененная экспертами в $345 млн, стала крупнейшей в 2017 годуЗавершающийся год ознаменовался активизацией процессов на рынке M&A

«Агрокомплекс» стремится в лидеры. Холдинг купил активы Parus Agro Group за $345 млн

Сделка по приобретению активов Parus Agro Group, оцененная экспертами в $345 млн, стала крупнейшей в 2017 году

Завершающийся год ознаменовался активизацией процессов на рынке M&A. Только за первое полугодие сумма сделок в агросекторе превысила $1 млрд. Самым крупным приобретением в денежном выражении стала покупка «Агрокомплексом» им. Н. И. Ткачева, который связывают с семьей министра сельского хозяйства, земельных активов в 102 тыс. га в Краснодарском, Ставропольском краях и Адыгее.

«Агрокомплекс» им. Н. И. Ткачева, председателем совета директоров которого является Роман Баталов — зять действующего министра сельского хозяйства Александра Ткачева, уже третий год подряд можно назвать одним из самых активных игроков на рынке M&A. Компания с завидной регулярностью делает те или иные приобретения. В прошлом году сделка агрохолдинга по покупке «Акашевской» птицефабрики в Марий Эл стала крупнейшей (оценена экспертами в 30−40 млн руб. без учета долга). Приобретение компании Parus Agro Group и ее сельхозземель (102 тыс. га в Краснодарском и Ставропольском краях, а также Адыгее) стало самым дорогим в 2017-м: КПМГ оценила его в $345 млн.

Земельный рынок стабилизируется?

Если еще в 2010–2012 годах активность по сделкам в агробизнесе была практически нулевой, то в последние пять лет они заключаются достаточно часто, говорит директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов. Однако при этом не все из них становятся достоянием общественности.

Число и сумма сделок в агросекторе в этом году превысили сопоставимые показатели за 2016-й. По данным КПМГ, общая стоимость M&A в АПК только за первое полугодие достигла примерно $1 млрд, в то время как за весь 2016 год было лишь $1,3 млрд. Если приобретение «Агрокомплекса» можно назвать самым дорогим по стоимости, то самой крупной сделкой по выкупу бизнеса стала продажа активов шведской Black Earth Farming холдингу «Волго-Донсельхозинвест» (принадлежит семье члена правления «Лукойла» Сергея Кукуры), оцененная в $200 млн без учета долга. Последний приобрел 246 тыс. га, расчетная сумма сделки — примерно $184 млн. «Это был последний крупный консолидированный актив, который предлагался к продаже, — говорит руководитель практики по работе с компаниями агропромышленного сектора КПМГ Виталий Шеремет. —

Сопоставимых лотов на рынке больше нет, поэтому агрохолдинги сконцентрируются на повышении операционной эффективности и доходности».

На земельном рынке были и другие сделки, хотя и не такие масштабные. Так, группа «Черкизово» купила «НАПКО» (147 тыс. га) за 4,9 млрд руб. Концерн «Россиум» приобрел активы «Агронова-Л» — 70 тыс. га в Липецкой и Тамбовской области, оценочно за 5–6 млрд руб. «КДВ Групп», кроме сахарного завода компании «Белый фрегат», достались 60 тыс. га земли в Орловской области. Сумма сделки — около 1,6 млрд руб. Продолжил расширяться и агрохолдинг «Степь» (входит в АФК «Система»): весной этого года он приобрел 50 тыс. га в Ставропольском крае и Ростовской области, потратив, по оценкам, около 4,4 млрд руб. «Сделки, которые проходили на рынке в этом году, — это либо частные случаи оптимизации логистики/структуры участков, либо крупные лоты, за которые предлагают цены существенно ниже рыночной, — считает Шеремет. — В целом же можно сказать, что в 2017 году земельный рынок стабилизировался». Причин тому несколько. Но в основном это связано со снижением темпов инфляции и уменьшением доходности в отрасли. При этом интерес к покупкам остался на прежнем уровне, отмечает эксперт.

Управляющий директор консалтинговой компании BEFL Владислав Новоселов, напротив, полагает, что спрос на сельскохозяйственные земли в завершающемся году увеличился. Произошло это, во-первых, благодаря накопленному в отрасли капиталу, во-вторых, за счет роста предложений на продажу компаний/хозяйств, владельцы которых решили зафиксировать прибыль по своим инвестициям. Были и предложения по продаже неудачных проектов, которые приносили своим владельцам только убытки, напоминает он. Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько соглашается с Новоселовым: наличие такого числа сделок с землей говорит об оживлении рынка. «Появилось большое количество сельхозактивов к продаже на фоне некоторой стабилизации экономической ситуации в стране, — комментирует он. — В результате ряд инвесторов смог вернуться на рынок аграрных активов, считая эту отрасль стратегически перспективной и все еще недооцененной». Однако за земли просят, как правило, «неразумные деньги» с точки зрения ближайших перспектив, обращает внимание эксперт.

Вопросы управления

Сумму сделки по покупке «Агрокомплексом» Parus Agro Рылько тоже находит «несколько завышенной». «Если верить оценке приобретения „Агрокомплекса", 1 га выкупленных у Parus Agro земель стоит $2,956 тыс.! — подчитывает он. — Это много». А приобретенный актив эксперт называет «достаточно сложным»: земля находится преимущественно в аренде у пайщиков, причем некоторые арендные договоры достаточно близки к экспирации, а процедуры продления аренды в России всегда сопряжены с определенными рисками. С другой стороны, если смотреть на сделку в долгосрочном горизонте — вся земля на юге России продолжает оставаться недооцененной, а для компании, уже обладающей огромным земельным банком в южных регионах страны, еще один актив только в плюс, думает Рылько.

Управлять такими огромными активами сложно, добавляет Сизов. Особенно с учетом быстрого роста холдинга в последние годы, поэтому в таком масштабном бизнесе весьма вероятны сложности с менеджментом, подчеркивает он. «Чем больше земельный банк, тем сложнее управлять компанией, — вторит ему Новоселов. — В то же время большие объемы земли в разных агрозонах дают возможность для диверсификации севооборота». Успех будет зависеть от того, насколько эффективно «Агрокомплекс» наладит управление и какие стратегии будет применять для обеспечения стабильной доходности, считает он. Например, компания может ввести жесткую централизацию и контроль (по примеру «Авангард-Агро») или же предоставить большие полномочий при соответствующей мотивации топ-менеджерам отдельных кластеров. В России чаще идут по первому варианту, напоминает Новоселов. Президент инвестиционно-аналитической компании «Амбика» Михаил Орлов, напротив, считает, что «Агрокомплекс» справится с управлением столь крупными активами, поскольку холдинг «обладает колоссальными административными ресурсами».

В 2017 году, кроме покупки Parus Agro Group, «Агрокомплекс» также приобрел агрофирму «Мингрельская» (ранее принадлежала группе «Краснодарзернопродукт»), которая выращивает рис в Краснодарском крае. А это еще около 3,5 тыс. га. Стоимость сделки, согласно открытым данным, оценивается в 340–408 млн руб. По оценке на октябрь, «Агрокомплекс» контролировал 650 тыс. га сельхозземель на правах собственности и аренды. В рейтинге «Агроинвестора» по посевной площади компания находилась на третьем месте: на 2016 год холдинг оценочно засевал 460 тыс. га.

Также «Агрокомплекс» является наиболее динамично растущей компанией наравне с «Продимексом», «Мираторгом», «Русагро», а в этом году еще и агрохолдингом «Степь», отмечает Новоселов. Если, по данным BEFL, в 2014 году компания была на 17 месте по объему земли под контролем, то на начало 2017-го переместилась на четвертое. «Сложно сказать, продолжит ли „Агрокомплекс" расширяться, — комментирует эксперт. — Менеджмент публично не заявляет, какой земельный банк для них целевой. В связи с агрессивным наращиванием площадей, безусловно, вспоминают истории неуспеха таких компаний, как САХО, „Разгуляй", „Иволга-холдинг" и др., одним из факторов неудачного исхода которых были быстрые темпы расширения активов без эффективного управления». Но историй успеха среди крупных агрохолдингов больше, добавляет Новоселов. Теоретически продуктовая диверсификация помогает снизить риски, считает он. Но обратная сторона такой диверсификации — риск управленческих ошибок. Как правило, если бизнес не смог организовать эффективное растениеводство, то животноводство не спасет ситуацию.

Лидеры отрасли продолжат укрупняться

Большинство экспертов считают наличие сделок в агробизнесе скорее позитивной тенденцией, но есть и те, кто не согласен с этим. Например, по мнению Орлова, увеличение числа приобретений земельных активов большими агрохолдингами говорит о проблемах в сельскохозяйственной отрасли, так как только небольшое количество крупных игроков могут развиваться в аграрном секторе. «Получается, что чем масштабнее предприятие, тем больше шансов у него успешно работать, — говорит он. — А хотелось бы, чтобы мелкие хозяйства тоже развивались. Но им не хватает доступа к ресурсам, в том числе к долгосрочному финансированию». К тому же, добавляет Орлов, крупные холдинги представляют около 12–13% всей пашни России, а более 85% сельхозугодий принадлежит малым и средним хозяйствам. Стратегию развития отрасли нужно строить, учитывая интересы всех участников рынка, а не только крупных агрохолдингов, категоричен он.

Консолидация земельных активов — это устойчивая тенденция последних лет. «В такой ситуации малым и средним агропредприятиям нужно строить бизнес на своих преимуществах, в числе которых — ежедневное жесткое управление, проверка качества используемых семян, СЗР и других ресурсов, жесткое соблюдение агротехнологий, оптимальная финансовая политика для возможности закупок ресурсов в сезоны низких цен», — считает Новоселов.

По мнению экспертов, укрупнение стабильных предприятий в агросекторе будет продолжаться. Сизов полагает, что в ближайшие годы большое количество сельхозземель будет приобретаться в Поволжье, так как экономическая ситуация для сельхозпроизводителей региона улучшилась. Крупные игроки, наиболее вероятно, будут продолжать реализацию своей стратегии по наращиванию активов, соглашается Новоселов. В частности, «Мираторг» стабильно расширяет площади под животноводство. «Степь» заявляет, что собирается довести земельный банк до 500 тыс. га. «Солнечные продукты» также планировали расширять площади под орошение в рамках проекта «Биотерра» в Саратовской области, напоминает эксперт. Также можно ожидать сделок по покупке земли различными игроками у региональных холдингов, которые на данный момент распродают свои активы. Если же говорить о ситуации в целом, то в последнее время заметен интерес инвесторов к регионам с недорогой, но имеющей потенциал развития сельхозземлей, заключает Новоселов.

Земли дорожают

До начала 2017 года на земельном рынке фиксировалось увеличение цен, отмечает Владислав Новоселов из BEFL. По сравнению с 2012 годом рост в среднем составил от 30 до 70% в рублевом эквиваленте, особенно это заметно в центре и на юге России. К примеру, в Орловской и Тульской областях земля за пять лет подорожала на 40–50%, в Воронежской области — на 60%, в Краснодарском крае — не менее чем на 70%. Однако в 2017 году, особенно в его второй половине, этот рост остановился, а в ряде регионов наметилось снижение. Основная причина таких изменений — падение цен на агропродукцию и, как следствие, доходности агробизнеса.

Как росли активы

«Агрокомплекс» появился в 1993 году путем объединения комбикормового завода, гендиректором которого был отец нынешнего главы Минсельхоза Николай Ткачев и на котором Ткачев-младший работал с 1983 года, и откормочной базы «Восход». В 1994-м в состав компании вошел Выселковский элеватор, хранение и переработка собственного зерна привели к открытию хлебобулочного цеха. В 1995 году к «Агрокомплексу» присоединились маслозавод «Бейсугский» и птицефабрика «Гражданская», что дало толчок для развития отрасли переработки и птицеводства. Мясокомбинат начал производить первую продукцию из сырья, выпущенного на собственных предприятиях.

В 1999 году посевы компании значительно увеличились с вхождением в состав агрохолдинга предприятий «Родина», «Колос», «Дружба» и ряда других. В 2005-м в структуру также вошли птицефабрики «Славянская» и «Краснодарский бройлер», в 2010-м — предприятие «Ордынское» Славянского района Краснодарского края, что положило начало развитию еще одного направления — рисоводческого. В 2012 году компания приобрела местные предприятия «им. И. И. Гармаша», «Чебургольское», «Россия», «Шкуринское».

Резкий рост инвестиционной активности «Агрокомплекса» произошел после сочинской Олимпиады в 2014 году. Согласно данным рейтинга BEFL, к апрелю 2015 года компания удвоила земельный банк, доведя его до 200 тыс. га. Тогда под контроль холдинга перешли сельхозпредприятия ростовской группы Valinor Кирилла Подольского — «Валарс Агро», «Валинор-Менеджмент» и «Элком». Кроме того, «Агрокомплекс» приобрел зерносовхоз «Кущевский» и ЗАО «Кущевское» — компании, подконтрольные структурам семьи Сергея Цапка, обвиненного в организации в 2010 году массового убийства в кубанской станице Кущевской. Среди других покупок холдинга — пять молочных хозяйств компании «Вимм-Билль-Данн» (сделки были завершены в начале 2016 года), свинокомплекс «Кубанский бекон», крупнейшее адыгейское агропредприятие «Киево-Жураки АПК» (специализируется на свиноводстве и растениеводстве) и «Краснодарская птицефабрика».

К апрелю 2016-го площадь сельхозземель «Агрокомплекса» увеличилась еще в два раза до 456 тыс. га. В тот год стало известно о приобретении холдингом рисовых активов «Разгуляя» — около 33 тыс. га. Кроме того, ФАС одобрила покупку еще двух рисовых хозяйств с общей посевной площадью в 11 тыс. га. Также структуры Ткачева приобрели ростовский свиноводческий холдинг «Русская свинина», а в августе — птицефабрику «Акашевская» (Марий Эл). Кроме того, в состав компании вошли Тихорецкий и Павловский сахарные заводы.

https://agroinvestor.ru/investments/article/29032-agrokompleks-stremitsya-v-lidery/


Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!