"Народный" гектар - последняя попытка спасти деревню

Либо россияне получат землю, либо у нас не останется сельхозземель.19 декабря участники «Форума действий» Общероссийского народного фронта предложили распространить на всю страну принятую полтора года назад программу «Дальневосточный гектар»

"Народный" гектар - последняя попытка спасти деревню

Либо россияне получат землю, либо у нас не останется сельхозземель.

19 декабря участники «Форума действий» Общероссийского народного фронта предложили распространить на всю страну принятую полтора года назад программу «Дальневосточный гектар». Подано более 100 тысяч заявок на бесплатное поучение гектара земли. В основном, конечно, от дальневосточников, но почти четверть – со всей России.

Помимо многих других составляющих, программа «народного гектара» — это дальнейшее развитие личных подсобных хозяйств (ЛПХ). Основная проблема для хозяев подворий – корм для скота и птицы. Он дорог. А на гектаре уже можно кое-что своё вырастить.

В 1990 году «Литературная газета», выходившая тиражом более 6 миллионов экземпляров, опубликовала мою статью «Черная дыра». Её зачитывали с трибуны Первого съезда народных депутатов, цитировали газеты, радио и телевидение:

«97 процентов земли принадлежат государству в лице колхозов и совхозов и только 3 процента – народу, владельцам дачных и приусадебных участков, но эти 3 процента дают 60 процентов картошки, 30 — овощей, 30 — мяса и 27 процентов молока».

Тогда всем нам казалось: если дать народу 30 процентов земли, то страна будет завалена дешевыми продуктами.

Увы, можно тома книг написать о том, как, несмотря на президентские указы о раздаче земли, душили фермерское движение. Потому что те решения власти не были обеспечены практически: ни юридической поддержки, ни техники, ни ссуд без процентов или с минимальными процентами. Зато простор получили финансово-промышленные группы — тут же при них возникли так называемые агрохолдинги, очень близкие местным и федеральным властям. Как говорит директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько: «У нас и в промышленности, и в сельском хозяйстве доминируют государственные, или полугосударственные, или даже окологосударственные экономические структуры».

А у сельских и городских жителей остались все те же личные подсобные хозяйства, садово-огородные участки.

В 2016 году они произвели 34,7% общего объема продукции сельского хозяйства. В том числе — 44% молока, 24 % мяса и птицы на убой, 78% картофеля и 66,7% овощей.

Есть еще вклад фермеров – около 10 процентов. Несмотря на то, что за последние годы число фермерских хозяйств в России снижается.

Следовательно, агрохолдинги, «государственные и окологосударственные структуры» произвели всего лишь чуть больше 50 процентов продукции? Но они рентабельны, выгодны. Не нам, разумеется. Во-первых, за счёт монопольного положения (от поля до магазина!) они диктуют цены, особенно после уничтожения конкуренции – отказа от поставки дешёвых продуктов из стран Запада. В марте этого года на парламентских слушаниях в Совете Федерации вице-президент подмосковного агропромышленного комплекса «Мортадель» Эльвира Агурбаш говорила: «Когда я слышу о торговых наценках в 40-45 процентов, мне становится смешно. Торговая наценка на продукцию варьируется от 80 до 252 процентов!»

Во-вторых, за счёт государственных субсидий. На 2013-2020 годы из федерального бюджета, из бюджета регионов и внебюджетных источников запланировано вложить в Программу поддержки сельского хозяйства 8,23 триллиона (!) рублей. Львиная доля достанется агрохолдингам.

Тем не менее, личные подсобные хозяйства для них – как бельмо на глазу. Конкуренты. Поэтому принимаются все меры для их устранения.

В 2009 году депутаты Ставрополья внесли в Госдуму законопроект об ограничении содержания скота и птицы на личных подворьях. «По многочисленным жалобам и просьбам трудящихся». Дескать, граждане жалуются, что соседи разводят большое количество живности, сплошная антисанитария, запах… В общем, навозом портят воздух в деревне. Как раз в 2009 году (по случайному совпадению?) группа компаний «Соцэкономбанк», имеющая агрохолдинги в Калининградской и Волгоградской областях, предложила создать в Ставропольском крае высокотехнологичный агрокомплекс и получила принципиальное согласие губернатора.

Тот законопроект тихо похоронили.

Но в 2015 году губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров на правительственном селекторном совещании вновь заговорил об ограничении численности скота и птицы на личных подворьях. А в нынешнем году такой законопроект внес в Госдуму глава комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Кашин (фракция КПРФ). Глава департамента животноводства Минсельхоза Харон Амерханов на совещании в Ставропольском крае объявил, что личные подсобные хозяйства в России перестанут существовать через 15−20 лет.

Да вот незадача — президент Путин поддержал распространение программы «Дальневосточный гектар» на всю страну: «Надо это все до конца отработать во Владивостоке, но идея правильная». Летом на прямой линии он, в частности, говорил: «Пригодных земель в России достаточно. Одних только сельхозугодий, не использованных по назначению, свыше 43 миллионов гектаров. Это огромные, просто колоссальные земельные запасы».

Конечно, теперь в Госдуме срочно развернутся на 180 градусов, в Минсельхозе напрочь забудут о своих прогнозах и все бросятся поддерживать программу «народный гектар». На словах. Мы же помним, как принимались на бумаге указы Ельцина о поддержке фермеров и как на деле глушили фермерское движение.

Важно, что и как будет на практике. Личное подсобное хозяйство на площади в один гектар очень трудно, практически невозможно создать в отдалении, на пустующих землях. Необходима привязка к социальной, жилищно-коммунальной инфраструктуре. А она за пределами городов неуклонно сокращается. В селах нет газа, водоснабжения, закрываются школы, фельдшерско-акушерские пункты. В некоторых больших райцентрах с населением в тысячи человек уже нет родильных домов.

С 2000 по 2014 год количество школ уменьшилось почти в 1,7 раза, больничных организаций – в 4 раза, амбулаторно-поликлинических учреждений – в 2,7 раза. Центр экономических и политических реформ прогнозирует, что при сохранении этих тенденций к 2025 году в российских селах совсем не будет больниц, через 17-20 лет — школ и поликлиник, а значит, до окончательной гибели российского села осталось 17-20 лет. Исследование называется «Россия — страна умирающих деревень».

https://newizv.ru/comment/sergey-baymuhametov/20-12-2017/narodnyy-gektar-poslednyaya-popytka-spasti-derevnyu-470afb64-fec4-4914-b5e8-332def80378d


Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!