В яичной отрасли началась дефляция

Цены на яйцо вернулись на уровень 2013 годаИз-за падения покупательной способности яйцо и продукция его переработки в прошлом году подешевели, по разным оценкам, от 14% до 20%

В яичной отрасли началась дефляция

Цены на яйцо вернулись на уровень 2013 года

Из-за падения покупательной способности яйцо и продукция его переработки в прошлом году подешевели, по разным оценкам, от 14% до 20%. В результате отечественные птицефабрики недополучили дохода на сумму более 19 млрд руб. Однако, несмотря на падение рентабельности и неутешительные прогнозы относительно ценовой ситуации на ближайшую перспективу, компании планируют продолжать наращивать производство яиц и в 2018 году.

По итогам 2017 года произодство яиц всех видов птицы в стране достигло 44,5 млрд, что, по оценке Росптицесоюза, на 2,8%, или на 1 млрд шт., больше, чем было получено в 2016-м. Основной прирост обеспечили птицеводческие предприятия Ленинградской, Ярославской, Тюменской, Белгородской областей и ряда других регионов. Драйвером увеличения отрасли, как и прежде, является промышленный сегмент, отмечает ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Даниил Хотько. В целом федеральные и региональные птицефабрики увеличили объемы производства в прошлом году на 4-4,2% до около 36 млрд шт.

Яйцами самообеспечились

Формирование продовольственного рынка в последние годы происходит под влиянием двух основных факторов: прирост производства и снижение реальных доходов населения, что приводит к падению цен на продукцию, отмечает гендиректор Росптицесоюза Галина Бобылева. Яичная отрасль не исключение. «Особенно серьезно ситуация обострилась в прошлом году, — говорит она. — Средние сложившиеся цены производителей за январь-декабрь на 14% ниже соответствующего периода 2016-го: 35,8 руб./дес. против 41,7 руб./дес. соответственно». Таким образом, по подсчетам Росптицесоюза, в результате падения цен недополученная прибыль сельхозпроизводителей от реализации яиц в 2017 году составила более 19 млрд руб.

После активного роста цен на столовое яйцо в течение последних трех-четырех лет в прошлом году отрасль столкнулась с дефляцией, подтверждает Даниил Хотько. По данным Росстата, средние цены просели почти на 7% в рознице и на 15% в оптовом сегменте. С одной стороны, это стало следствием проблемы перепроизводства яйца, выпуск которого опережал спрос на рынке. С другой, во второй половине 2017-го животноводы получили возможность понизить себестоимость производства за счет подешевевшего зерна и белковых компонентов (шрота, жмыхи), что привело к еще большей просадке цен для стимуляции спроса. Текущие цены на яйцо в розничном сегменте фактически соответствуют уровню 2014 года, тогда как цены производителей сопоставимы с динамикой 2013-го. «Разумеется, рентабельность производства столового яйца тоже снизилась и, по оценкам ИКАР, в среднем составляет не более 5%, а для многих небольших птицефабрик этот показатель и вовсе упал до нулевого уровня», — добавляет эксперт.

На полное самообеспечение Россия вышла, начиная с 2016 года, отмечает гендиректор компании «Волжанин» (Ярославская область, один из крупнейших производителей) Людмила Костева. По ее мнению, на ценовую ситуацию сейчас влияют четыре основных фактора: перепроизводство, выросшие объемы импорта из стран СНГ (в частности, Белоруссии и Казахстана), уменьшение общего объема потребления яйца населением, а также ценовые войны сетей за покупателя.

Сейчас наблюдается снижение стоимости кормовой базы в целом по стране (а это порядка 70% в себестоимости продукции), но уровень дефляции значительно превышает полученную экономию, продолжает Костева. Поэтому, несмотря на все усилия по совершенствованию производственного процесса, в ближайшие годы компания вынуждена ориентироваться на общепринятые европейские уровни рентабельности в 3-5%, отмечает она. «Этот показатель в России изменяется месяц от месяца, и в годовой перспективе указанные значения будут даже хорошим показателем, так как в последние годы зачастую летом рыночная ситуация вынуждает работать с отрицательной рентабельностью», — добавляет руководитель.

Падение цен обусловлено снижением покупательской активности, считает гендиректор крупнейшей российской птицефабрики «Синявинская» (Ленинградская область) Артур Холдоенко. «Спрос на яйцо остался на уровне 2016 года, но доходы населения не позволяют покупать его дороже, чем по тем ценам, что действуют сейчас», — поясняет он. Из-за ухудшения ценовой ситуации крупные игроки демпингуют и «режут» свои инвестиционные программы, добавляет председатель совета директоров агрохолдинга «Русское поле» (Нижегородская область, в составе яичная птицефабрика «Дивеевское») Вячеслав Романов. А мелкие и средние хозяйства вновь оказались на грани выживания.

Нужно ли расти дальше?

Несмотря на уменьшение рентабельности, некоторые производители продолжают наращивать объемы выпуска яйца. «Волжанин» в прошлом году увеличил производство на 9%, а в 2018-м планирует прирост еще на 18%. «Это соответствует политике стратегического развития компании на пять лет — с 2015-го по 2020 год, — комментирует Костева. — Мы постоянно работаем над усилением нашего конкурентного преимущества через высокую инвестиционную активность, а именно — увеличение производственных мощностей, осуществление модернизации оборудования до самых высоких европейских стандартов, расширение и обновление инфраструктурных объектов, а также внедрение системы прослеживаемости на всех этапах производства». При увеличении мощности происходит экономия на масштабах в части постоянных издержек. Но необходимо четкое понимание, на каком уровне произойдет отрицательный эффект от наращивания производства и будет достигнута максимальная эффективность, говорит руководитель.

«Дивеевское» тоже увеличивает выпуск яиц. В прошлом году — на 4% до 190 млн шт., а в этом после ввода в строй двух новых цехов ожидается увеличение сразу на 45 млн шт., делится планами Романов. «Мы не боимся перенасыщенного рынка, потому что производим продукт премиум-сегмента, — говорит он. — Если средняя цена, по которой коллеги отгружают в сети куриное яйцо отборной категории, составляет 3,3 руб./шт., то мы получаем почти на рубль больше». Флагманские продукты птицефабрики — белоснежное «Дивеевское яйцо» с высоким содержанием белка и витамина А и перепелиное яйцо. Птицу на предприятии поят из Саровских источников, используют импортное климатическое оборудование. Покупатель готов за это платить, утверждает Романов. Тем не менее в ушедшем году розничные цены даже на товар премиум-класса не росли. «Доходность яичного бизнеса по сравнению с 2016-м упала на треть», — отмечает он.

Однако, несмотря на все негативные обстоятельства, птицефабрике удается оставаться эффективной. По словам Романова, ключевым фактором успеха предприятия является выход к покупателям. «Сети порой действуют довольно агрессивно по отношению к сельхозпроизводителям, поэтому 90% товарного яйца мы реализуем через оптовиков в Москве, где в жесткой конкурентной борьбе сталкиваются десятки торговых марок, — рассказывает он. — Остальное продаем через собственную розничную сеть „Павловская курочка" — это более 200 магазинов в Нижегородской, Рязанской и Владимирской областях». Несмотря на то, что эта фабрика не является крупнейшей в «Русском поле», именно «Дивеевское» — самое эффективное предприятие агрохолдинга, обращает внимание топ-менеджер.

На птицефабрике «Синявинская» производство яиц в прошлом году осталось на уровне 2016-го — 1,3 млрд шт. В 2018-м увеличивать объемы тоже не планируется. «Предпосылок для этого на рынке нет, экономика в нулях: по сравнению с 2016-м в в 2017-м цена на яйцо упала на 17-18%, а по некоторым позициям даже на 20%, — обращает внимание Холдоенко. — Однако и уменьшать производство, несмотря на неблагоприятные условия, мы не будем».

Такой же стратегии придерживается компания «Леноблптицепром». Цены упали настолько, что затраты на производство не окупаются, отмечает председатель совета директоров предприятия Юрий Трусов. В конце 2017 года яйцо стоило на 15% меньше, чем в то же время в 2016-м, — не более 41 руб./дес. «Такой уровень цен не позволяет получать положительную рентабельность, особенно на небольших птицефабриках, — акцентирует он. — Возможно, крупные предприятия и имеют какую-то прибыль за счет объемов производства, но мелкие и средние практически не получают дохода».

Экспортные перспективы

Одна из возможностей улучшить ценовую ситуацию и повысить доходность отрасли — реализация излишков за пределы страны. Объем мировой торговли яйцом в скорлупе в 2016 году оценивался в $3,6 млрд, яичными продуктами — в $900 млн. Крупнейшими экспортерами яиц в скорлупе являются Нидерланды, США, Турция и Германия. Россия в их число пока не входит, зато ежегодно импортирует яиц более чем на $200 млн в год. Правда, подавляющая часть этого объема приходится на инкубационные яйца для птицеводства. В прошлом году импорт яиц в нашу страну, по данным Росптицесоюза, сократился на 16,4% до примерно 800 млн шт. В то же время российские поставки пищевых яиц за рубеж выросли на 95% и составили 436,6 млн. К 2020 году планируется увеличить экспорт в 1,5 раза, отмечает Бобылева.

«Экспорт яиц — весьма перспективное направление», — считает Даниил Хотько. Но пока вывоз составляет менее 1% от общего производства. Ключевыми направлениями поставок остаются Монголия и Украина, однако серьезного прогресса в 2017 году удалось достичь благодаря развитию таких рынков сбыта, как Таджикистан (79 млн шт. против 7 млн шт. год назад), Казахстан (22 млн шт. против 12 млн шт.), а также открытие принципиально новых направлений: ОАЭ (48 млн шт.) и Катар (3 млн шт.). Для примера, Украина, которая производит почти 16 млрд яиц в год, экспортирует из них почти 1,8 млрд, или 11% от общего объема, акцентирует эксперт. «Очевидно, что вывоз позволит стабилизировать ценовую конъюнктуру внутри страны и поспособствует дальнейшему развитию отрасли», — говорит он.

«Волжанин» в прошлом году поставлял яйцо и продукты его переработки в страны Таможенного союза. «Объемы незначительные по сравнению с нашим валовым производством — сотни тысяч штук, просто в последние годы необходимости в поиске других каналов сбыта не было, — поясняет Людмила Костева. — Однако объемы производства растут, наши конкуренты тоже не стоят на месте, поэтому сейчас мы заинтересованы в поиске новых рынков для нашей продукции, и экспорт в данном случае имеет свой потенциал».

Видит перспективы в вывозе яйца и Артур Холдоенко. «Мы уже экспортируем от 15 до 18% нашей продукции, что, пожалуй, позволяет нам называться самыми крупными экспортерами товарного яйца в России», — говорит он. Сейчас «Синявинская» поставляет свою продукцию в страны Персидского залива, но постоянно работает над расширением списка стран-покупателей. Экспортная цена на яйцо выше российской на 10%, обращает внимание топ-менеджер.

Переработка поможет?

Еще один способ получить дополнительную прибыль — развитие переработки. Выпуск яичных продуктов в России, по данным Росстата, за 11 месяцев 2017 года возрос на 3,3% до 47,4 тыс. т. «Это неплохо, но не так заметно, как хотелось бы, — подчеркивает Даниил Хотько. — Переработка столового яйца, с одной стороны, является высокотехнологичным направлением, а потому затратным для внедрения, с другой — этот сегмент вынужден конкурировать с относительно дешевыми импортными альтернативами». Именно поэтому развитие направления идет не самыми быстрыми темпами. Переработкой в России занимаются всего несколько крупных компаний: «Роскар» в Ленинградской области, «Рузово» в Мордовии, «Боровская» в Тюменской области, «Агрофирма Сеймовская» в Нижегородской области и некоторые другие. «На текущий момент о новых крупных заявленных проектах в направлении глубокой переработки яйца нам неизвестно, однако можно с уверенностью полагать, что текущие игроки этого рынка продолжат развитие в этом сегменте», — говорит эксперт.

«Волжанин» только за последний год увеличил объемы переработки на 11%. Инвестиции в это направление за три года составили 200 млн руб. «Помимо увеличения доли переработки, неотъемлемой задачей данных инвестиций является повышение качества выпускаемой продукции, — отмечает Костева. — Мы переориентировались на выпуск более функциональных продуктов с заданными свойствами, разрабатываем проекты по производству продукции глубокой переработки яйца не только для пищевой промышленности, но и для медицинской, косметической отраслей».

Между тем предприятия кондитерского, хлебобулочного и масложирового секторов по большей части используют в своем производстве импортную продукцию, обращает внимание топ-менеджер. Зачастую эта привычка продиктована технологами, которые годами работали с конкретными производителями, пока в России не выпускали достойного продукта. Невыгодна и ценовая политика: импортные яичные продукты в целях удешевления поступают с солью и наполнителями. Так, по словам Людмилы Костевой, импортный сухой ферментированный желток стоит от 218 до 372 руб./кг, а отечественный натуральный — от 400 до 450 руб./кг, сухой импортный белок продают от 534 до 774 руб./кг, российский — от 750 до 950 руб./кг. При этом уже сейчас производство яиц и имеющиеся мощности по их переработке на российских птицеводческих предприятиях позволяют полностью удовлетворить потребности перерабатывающих пищевых отраслей за счет внутренних ресурсов, утверждает Костева.

«Волжанин» также запускает на постоянной основе проекты по выпуску яичных продуктов для масс-маркета. Но это перспектива не на ближайшие годы. «На то, чтобы привить россиянам культуру потребления, например, меланжа, уйдет около десяти лет», — полагает топ-менеджер.

Рентабельность производства продуктов с добавленной стоимостью и глубокой переработки еще хуже, чем в сегменте товарного яйца, подчеркивает Артур Холдоенко. «Рынок b2b и товаров с добавленной стоимостью находится в плачевном состоянии, — говорит он. — Если население не может купить простое яйцо, то тем более не будет его покупать в переработанном виде». Поэтому данные сегменты падают еще больше. Например, цена на яйцо с добавленными витаминами снизилась на 20%, знает он.

Руководитель одной из компаний, которая занимается переработкой яйца, подтверждает, что спрос на яичную продукцию упал и в итоге его предприятие работает в минус. «Ничего хорошего на рынке не происходит, и утверждение, что за продуктами переработки будущее — не более, чем маркетинговый ход, ведь если покупательная способность падает, сложно понять, за чем будущее», — пессимистичен он. На самом предприятии пока не собираются увеличивать производство, и принятие дальнейших решений будет зависеть от спроса и возможностей покупателей, которые остаются низкими. «Мы не можем работать себе в убыток. Хоть цены на яйца упали, свою продукцию мы тоже продаем значительно дешевле, наша маржинальность по сравнению с 2016 годом уменьшилась», — делится источник.

Тренды-2018

По прогнозу Росптицесоюза, основанному на планах птицефабрик, производство яйца в текущем году увеличится еще на 500 млн шт. до 45 млрд. Темпы роста отрасли ускоряются с 2014 года, акцентирует Даниил Хотько. «Это результат успешной реализации инвестпрограмм на многих крупных предприятиях, а также развития внутреннего рынка инкубационного яйца», — поясняет он. ИКАР ожидает, что вследствие максимальной насыщенности рынка с 2018 года темпы прироста в секторе будут затухать и могут упасть в два раза — до +1,5-2%.

В условиях профицита продукции факторами поддержки отрасли, по мнению эксперта, могут стать расширение ассортимента и развитие экспорта. Обе меры являются долгосрочными с точки зрения реализации, однако именно они помогут улучшить финансовое положение яичных птицефабрик. «Расширение ассортимента предполагает производство яйца не только в привычном формате жесткой упаковки на 10, 20 или 30 штук, но и смежных продуктов — в жидком, сухом, вареном, нарезанном виде, — рассуждает Хотько. — Конечно, потребуется время на развитие спроса на подобную продукцию, однако, как мы видим по рынкам развитых стран, разнообразие ассортимента может стимулировать продажи».

Что касается вывоза, то уже в 2017 году были сделаны серьезные шаги по выходу на экспортные рынки, теперь остается только расширять список покупателей и продавцов и объемы поставок. Потребительский спрос в России постепенно восстанавливается, а активизация экспорта позволяет надеяться, что цены на яйцо по крайней мере прекратят снижение, говорит эксперт. Однако тот факт, что производство продолжит расти, пусть и инерционно, будет сдерживать их увеличение. «Хотя небольшую прибавку в 1-2% в 2018 году мы все-таки можем увидеть», — оптимистичен Хотько. Рентабельность, впрочем, будет оставаться на минимальном уровне, поскольку отрасль продолжит находиться под влиянием жесткой конкуренции и эффекта перепроизводства. В результате ряд игроков могут покинуть рынок. К ним в первую очередь относятся мелкие птицефабрики старого образца, находящиеся в высококонкурентных регионах.

Действующие цены на яйцо позволяют работать с минимальной рентабельностью, близкой к нулю, отмечает Артур Холдоенко. В этом году оба показателя останутся на прошлогодних уровнях. При этом факторов, которые помогли бы повысить доходность бизнеса, топ-менеджер пока не видит. «Всегда можно работать над снижением себестоимости за счет уменьшения стоимости кормов, однако у нас все старания поглощаются транспортной логистикой, которая с нового года дорожает, — говорит он. — Нам уже выставляют тарифы на ж/д перевозки, которые на 20% выше, чем были в прошлом году». Выросла и стоимость электроэнергии — с 1 июля 2017-го на 13%.

«Если правительство объявило небольшую инфляцию, ничего хорошего не жди, — считает Романов. — Прибыль увеличиваться не будет». В таких условиях остается жестче считать затраты и повышать производительность труда. Не видит предпосылок для положительных сдвигов и Юрий Трусов. «Продукция начнет дорожать тогда, когда на рынке появится дефицит, а это может произойти только при условии, что доходы потребителей увеличатся и они станут больше покупать», — рассуждает он. Политику яичного бизнеса продолжат определять лидеры рынка, и мелкие фабрики вряд ли выдержат конкуренцию с ними.

Негативные факторы

По мнению Вячеслава Романова из «Русского поля», в 2017 году в определенной степени поддержали доходность низкие цены на пшеницу, сложившиеся благодаря рекордному урожаю. Однако стоимость витаминов при этом взлетела на 50-60%. «Под занавес резко обострилась ситуация с поставками лизина, необходимого для яичного производства: с 22 декабря прошлого года его запретили закупать в Китае, — напоминает топ-менеджер. — А ведь КНР обеспечивала до 85% российского импорта данной аминокислоты! Мало того что она подорожала, ее сейчас просто негде купить».

http://agroinvestor.ru/analytics/article/29336-yaichnaya-otrasl-stolknulas-s-deflyatsiey


Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!