Молочный протекционизм или убыток для фермера?

Переработчики отказываются закупать дополнительные объемы свежего молока, потому что закупились дешевым сухим импортнымЗа знакомого фермера Александра Шишкина из Свердловской области я всегда радовалась

Молочный протекционизм или убыток для фермера?

Переработчики отказываются закупать дополнительные объемы свежего молока, потому что закупились дешевым сухим импортным

За знакомого фермера Александра Шишкина из Свердловской области я всегда радовалась. Работящий мужик из уральской глухой провинции своими руками создал ферму, по программе поддержки молочного животноводства получил кредит, купил роботизированный комплекс.

В маленькой деревушке Малахово Верхотурского района такого сроду не бывало. Фермер Шишкин поголовье коров нарастил, молока стал продавать больше, и даже знакомых мужиков в молочный бизнес понемногу стал вовлекать.

Благодаря таким сельхозпроизводителям к началу 2018 года в России в хозяйствах всех форм собственности (крупные, фермерские, личные) произвели молока 4,1 млн тонн. Это на 2,8 % больше, чем в 2017 году. Вроде бы рост не такой большой, но почему-то рынок залихорадило.

Александр Алексеевич говорит, что переработчики категорически стали отказываться закупать дополнительные объемы свежего молока, потому что закупились дешевым сухим импортным.

Про сухое молоко стоит поговорить отдельно. Да, его традиционно используют в производстве молочной продукции в «межсезонье», когда надои на фермах снижаются. А потом, с летним ростом надоев, переработчики снова возвращались к работе с сырым молоком.

Но в этом году впервые за последние 5 лет при реальном увеличении производства молока спрос на него упал даже в зимние месяцы, а закупочные цены не выросли, а наоборот — снизились.

Что, переработчики решили весь год работать на сухом молоке? Но тогда его запасы должны были резко сократиться. Нет, не сократились. «В сегменте сухого молока увеличение запасов в 2,5 раза превысило показатель расширения объемов выпуска продукта», — эти данные привел гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько на IX международной конференции «Где маржа».

Если запасы российского сухого молока только выросли, возможно, переработчики закупают импортное сухое молоко? По данным ФТС России, в 2017 году только из Республики Беларусь импортировано 101,1 тысяч тонн сухого обезжиренного молока (это примерно 80% всего сухого молока, ввезенного в страну). Его контрактная цена варьировалась от 696,2 до 3269,9 долларов США за тонну.

Давайте немного посчитаем. Возьмем среднюю цену импортируемого в Россию сухого обезжиренного молока — 1500 долларов, переведем по курсу 60 к 1, получим примерно 90 рублей за один килограмм. Это цена — на границе. Сухое молоко еще нужно привезти на предприятие (плюс транспортные расходы), подготовить к производству (плюс дополнительные расходы на электроэнергию, оборудование, работу персонала).

Что в итоге? У переработчиков есть выбор: закупать сырое молоко от российских производителей по 20 рублей или импортное сухое обезжиренное за 90. Один килограмм сухого молока дает 6-8 литров восстановленного. С учетом затрат на восстановление финансовая выгода есть, но она не настолько велика.

Почему тогда переработчики упорно поворачиваются лицом к Западу, а к российским производителям исключительно задом? В чем их реальная выгода?

Представьте себе гипотетическую ситуацию: на складе перерабатывающего завода всегда лежит десяток тонн сухого молока из Республики Беларусь, которая была закуплена официально, со всеми соответствующими документами. Приходит проверка – ей показывают эти «легальные запасы» и документы. Все в порядке, проверка уходит. А в производстве на самом деле используется «серое», нелегальное сухое молоко.

Его могут ввезти из соседней Белоруссии, например, как транзитное, для поставки в Казахстан. А по пути до границы с Казахстаном половина партии «осядет» в России. «Осевшее» нелегальное сухое молоко можно купить по ценам раз в пять дешевле официальных.

Такая схема серых поставок вполне реальна. Российская Федерация, Республика Беларусь, Казахстан в рамках ЕАЭС имеют открытую зону взаимной торговли, и таможенный контроль в полном формате не осуществляется. Технические регламенты и юридические нормы позволяют ввозить молочные продукты из стран ЕАЭС по упрощенной процедуре, с предъявлением Декларации соответствия.

Из-за «серых» поставок сухого молока в финансовом убытке остается фермер Александр Шишкин, его коллеги по молочному животноводству и бюджет Российской Федерации. Потому что, когда молоко у Александра Алексеевича не закупают, ему нечем возвращать льготные кредиты, не на что развивать свой бизнес, и он реально может разориться. По оценке Минсельхоза России, потери молочной отрасли в 2018 году могут превысить 84 млрд рублей. Если ситуация не изменится.

Но зарабатывать на «серых» поставках, похоже, осталось недолго, чуть больше двух месяцев. С 1 июля 2018 года станет обязательным для всех электронная ветеринарная сертификация. Это даст возможность проследить весь путь молока – от фермы до переработчика и прилавка магазина. Баланс молочной продукции станет прозрачным и понятным.

С 16 июля в России будет введена обязательная маркировка всей молочной продукции. Это значит, что на любом пакете творога или упаковке сыра будет написано о содержании сухого молока, растительных жиров и т.д. С этого момента любой из потребителей будет проинформирован: что он реально покупает. Уверена, что у многих производителей, «балующихся» сухим молоком и растительными жирами, спрос заметно упадет.

Если честно, этого мало. Нужно отрегулировать отношения производителей молока и переработчиков на государственном уровне так, чтобы их интересы совпадали. Может быть, надо ввести специальные долгосрочные контракты, может быть, запустить систему штрафов за отказ закупать отечественное молоко при прочих равных условиях. Или ввести квотирование ввоза импортного сырья (сухое молоко, сыворотка). Закупка белорусского, новозеландского и любого другого импортного молока – это поддержка чужой молочной промышленности.

Против этого мало что можно было возразить, когда в собственной стране молока не хватало. Но не сейчас! Если удалось поднять российское молочное животноводство, если производство молока растет с каждым месяцем, значит, пора иностранным поставщикам сказать: «спасибо, дальше мы сами».

Собственные внутренние рынки защищают большинство стран. В той же соседней Республике Беларусь, в странах Евросоюза есть целый комплекс мер по защите своих производителей. Пора и нам вводить российский молочный протекционизм. Чтобы у Александра Шишкина, у всех фермеров, ЛПХ, крупных производителей молока на внутреннем рынке всегда был сбыт, а значит – работа и перспективы.

Читать полностью: http://www.km.ru/v-rossii/2018/04/19/ekonomika-i-finansy/823737-molochnyi-protektsionizm-ili-ubytok-ubytok-dlya-ferme


Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!