О работе над планом по снижению зависимости от американской валюты

План дедолларизации экономики, который пока никому не поручено готовить, неизбежен

О работе над планом по снижению зависимости от американской валюты

План дедолларизации экономики, который пока никому не поручено готовить, неизбежен. Пресс-служба правительства сообщила в среду, 3 октября, что вопрос прорабатывается, о работе над идеями плана заявили представители Минэкономики, ЦБ, помощник президента, ВТБ. С лета 2018 года это уже второй случай гиперреакции правительства на события в медиасфере, первым было «письмо Андрея Белоусова» в августе. В отличие от августовской кампании новая выглядит безопасно: российский Белый дом заранее заявляет, что план не будет содержать запретов на валютные расчеты и обращение доллара.

История с планом дедолларизации российской экономики, о котором глава ВТБ Андрей Костин напомнил в интервью Bloomberg на Восточном экономическом форуме в сентябре, получила развитие. О долгосрочных предложениях ВТБ по снижению объема долларовых расчетов в экономике речь шла на встрече господина Костина с президентом Владимиром Путиным 13 июля. Тогда предложения ВТБ, впоследствии переданные в Минфин, не вызвали дискуссии: они предполагали, помимо технических мер на финрынке (например, перевод части расчетов по еврооблигациям российских эмитентов из Euroclear в российские депозитарии), в течение многих лет обсуждавшиеся в РФ действия по увеличению расчетов с внешнеторговыми контрагентами в национальных валютах. Но некоторые фразы Андрея Костина в интервью на ВЭФ были восприняты как свидетельство обсуждения во власти возможности (при гипотетических обстоятельствах) принудительной конвертации долларовых депозитов в банках РФ в рублевые.

В среду же после нового подтверждения ВТБ принципиального одобрения президентом идей плана и рассмотрения его Минфином, куда он передан, а также публикации проекта The Bell о подготовке правительством своего «плана дедолларизации» (который должен быть, по этой версии, одобрен через две недели) появление такого документа стало почти неизбежным.

Пресс-служба правительства в полдень подтвердила «проработку вопроса» о «снижении зависимости нашей экономики от американской валюты». Затем пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил: «Процесс дедолларизации не может быть краткосрочным». Чуть позже тему комментировали министр экономики Максим Орешкин, первый зампред ЦБ Ксения Юдаева (в интервью Reuters), глава Счетной палаты Алексей Кудрин и помощник президента Андрей Белоусов, а вечером (в эфире «России 1») — первый вице-премьер Антон Силуанов.

Все выступавшие по существу поддержали основные положения «плана ВТБ» и особо подчеркивали: «план дедолларизации» выгоден экономике РФ, он не коснется валютных вкладов на депозитах банков, не будет вводить какие-либо запреты на оборот доллара и должен стимулировать переход на недолларовые расчеты, а не ограничивать долларовые. Между тем источники «Ъ» в правительстве с недоумением отнеслись к этим выступлениям: документов, свидетельствующих о подготовке «плана дедолларизации» (по крайней мере в несекретной части документооборота), равно как и поручений его готовить, никто из собеседников «Ъ» не видел и о них ничего не слышал. За исключением Андрея Белоусова (утверждавшего, что поручение есть, но не раскрывшего подробности), чиновники и не говорили о том, что разработка документа инициирована. К тому же в Белом доме летом 2018 года уже принят план противодействия санкциям, предполагающий меры «плана ВТБ». Но с большой вероятностью такое поручение теперь появится: «план» становится единственным способом опровергнуть наличие у Белого дома практических идей возвращения валютного контроля.

События вокруг «плана дедолларизации» по сценарию очень похожи на развитие ситуации вокруг «плана Андрея Белоусова» (см. «Ъ» от 10 августа). Для ЦБ и Минфина это проблема: гиперреакция властных структур на медийно привлекательные темы в сфере экономики может усиливать волатильность на рынках, а управлять нестабильными настроениями населения, порожденными кампаниями, сложно. Экономисты скептичны по поводу любого «плана дедолларизации» (см. «Ъ»), допуская мягкие действия ЦБ в этой сфере.

Сама по себе дедолларизация в финансовой системе РФ (первый в истории России «план дедолларизации» предлагал глава ЦБ Виктор Геращенко в 1994 году; наиболее громкими были планы главы ЦБ Сергея Игнатьева в 2003 году, успешно реализованные без большого резонанса) происходит с 2000-х годов естественным путем. Как показывает статистика ЦБ, долларизация банковских активов в РФ достигла локального пика в конце 2015 года (34%), после чего снизилась до текущих 21–22%. Пик валютного долга домохозяйств (900 млрд руб.) также пришелся на начало 2016 года, с этого момента валютный долг населения падает.

Реально эффективные рычаги в сфере дедолларизации в РФ могут предпринять лишь власти США: она произойдет автоматически при распространении санкций США на российские госбанки, что сделает сложным долларовые расчеты в экономике. Но перспективы введения США таких санкций (в ноябре 2018 года или позже) пока очень туманны, а Минфин США неоднократно демонстрировал скепсис по отношению и к менее радикальным инициативам Конгресса. Новое развитие сюжета между тем может дать статистика ЦБ по управлению резервами РФ. На прошлой неделе регулятор подтвердил рост доли юаня в них с 0,1% до 5% в первом квартале 2018 года, еще до резкого снижения доли РФ в общем пакете облигаций Минфина США.


Что думают экономисты по поводу «плана дедолларизации»

Михаил Хромов, Центр структурных исследований Института экономической политики им. Е. Гайдара

«Первое. Нефть и газ торгуются за доллары. Это не чья-то прихоть. Так рынок устроен, на котором мы не являемся маркетмейкерами. Вероятно, с кем-то из дружественных стран мы можем договориться о расчетах за нефть и газ в других валютах, но с остальными продолжим рассчитываться в долларах. Второе. Долларовые сбережения населения в банках и на руках сегодня — $70–80 млрд. Их быстро никуда не денешь. Каким образом в XXI веке можно наложить запрет на сбережения в какой-то отдельной валюте? Это может быть только чем-то вопиющим. Третье. Все это кажется словесными интервенциями, чтобы понизить интерес граждан к доллару. В реальности ограничить использование какой-то отдельной валюты сложно даже для банков».

Олег Солнцев, ЦМАКП

«Я бы не стал преувеличивать масштабы бедствия. Понятно, что насилия не будет. Будет мягкое стимулирование к дедолларизации через пруденциальное регулирование, комиссионные, повышенные требования к устойчивости или учету рисков компаний и банков, у которых большие долларовые активы или пассивы, и прочее. Вряд ли это выйдет за пределы тонкой настройки. Логика — вода камень точит, которой придерживаются китайцы, когда вводят котировки нефти в юанях, которые, впрочем, не востребованы нигде на внешних рынках. У нас были попытки, РЕПКО,— она, впрочем, так и не выросла. Может быть, вернут ее».

Сергей Пухов, Центр развития ВШЭ

«В международных расчетах мы долго не сможем отказаться от доллара — если, конечно, не закроют санкциями SWIFT. Тут главный вопрос — пойдут ли на условия РФ наши торговые партнеры, как вырастет цена трансакций и насколько придется из-за этого снижать цены».

Коммерсантъ


Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!