Протеин выдувают из гороха

Первый в стране завод по глубокой переработке гороха хочет потеснить на рынке соевый шрот

Протеин выдувают из гороха

Первый в стране завод по глубокой переработке гороха хочет потеснить на рынке соевый шрот. Альтернативные виды кормового белка нужны, но мощность предприятия в масштабах страны очень мала, да и по стоимости гороховый протеин может проиграть более привычным компонентам

Компания «Евро технологии» запустила в Тольятти Самарской области первый в России завод по глубокой переработке гороха мощностью 40 тыс. т сырья в год. В 2018-м она намерена переработать половину от этого объема. Продукцию — гороховый протеин, муку и крахмал — планируется продавать в Черноземье, на Урале и в Подмосковье, а в будущем — экспортировать в Китай. Производитель заявляет, что его продукция может заместить соевый шрот и рыбную муку в кормах. Несмотря на то, что отечественная комбикормовая индустрия значительно зависит от импорта этих компонентов, эксперты неоднозначно оценивают перспективы проекта.

Не крупа, но и не изолят

По данным Росстата, в прошлом году производство гороха в России увеличилось почти в 1,5 раза до 3,3 млн т. Около 1,4 млн т из этого объема в сезоне-2017/18 было отправлено на экспорт. В этом году агрокультурой засеяли 1,47 млн га — на 9,2% больше, чем в 2017-м. По словам руководителя зернового направления Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Олега Суханова, в нашей стране производится достаточное количество бобовых, и до последнего времени их стоимость формировалась исходя из экспортных цен. Однако если будут появляться предприятия по переработке, то производители смогут больше ориентироваться на внутренний рынок, считает он.

Сейчас горох в России только шелушится, в лучшем случае из него делают муку или крупу, говорит директор компании «Евро технологии» Алексей Гусев. «Такого разделения по молекулярной массе и по техническим свойствам продукта [как на нашем заводе] в России на сегодняшний день не существует», — подчеркивает он (цитата по ТАСС). Во Франции, Канаде и Бельгии глубокая переработка гороха развивается около семи-восьми лет. Завод по глубокой переработке этой агрокультуры в первую очередь призван снизить зависимость животноводов от импорта высокоусваиваемых компонентов, отмечает Гусев.

По информации компании, используемая технология переработки позволяет получить продукт с повышенным содержанием сырого протеина (на уровне 53%), очищенного от балластных веществ. Содержание лизина в нем достигает 4,2%. В процессе производства горох сначала измельчается до микроразмера, после чего воздушный поток разделяет более тяжелые частицы крахмала и более легкие — протеина, пояснял Гусев в эфире канала «Россия 24 — Самара».

Однако руководитель направления Flottweg Moscow (компания производит и реализует оборудование для нефтехимической, горнодобывающей, металлургической и пищевой отраслей, в том числе предлагает решения для глубокой переработки гороха) Алексей Хрулев говорит, что в России пока никто не производит именно гороховый изолят, то есть протеин, максимально очищенный от примесей. В случае «Евро технологий» речь идет о пневмоклассификации — это сухой процесс разделения гороха на фракции, в результате которого получается кормоконцентрат. Выход протеина при таком способе не превышает 65%. Для производства изолята используются те же принципы, что для сои или люпина: муку растворяют, затем отделяют нерастворимые вещества, осаждают протеин в кислой среде около изоэлектрической точки и еще раз пропускают через центрифугу. Таким образом выход протеина повышается до 90-95%. Это очень сложный процесс, в котором нужно учитывать множество факторов, поэтому инвесторы боятся заходить в подобные проекты, отмечает Хрулев.

«Евро технологии» не уточняют объем инвестиций в предприятие. По расчетам Velvet investment engineering, создание завода глубокой переработки с «мокрым» процессом выделения изолята на 50 тыс. т гороха в год потребует вложений на уровне $56 млн, если реализовывать проект «в чистом поле». В том числе около $19 млн необходимо вложить в оборудование. Период окупаемости оценивается в четыре-пять лет.

Проблема продвижения

При продвижении горохового протеина на рынке производитель должен учитывать, что потребители всегда настороженно относятся к новинкам. «Конечно, если его начнут применять лидеры рынка и будут говорить, что добиваются высоких результатов благодаря этому ингредиенту, то и другие игроки будут его пробовать, — предполагает Сергей Щербинин из «Фидлэнд групп». — А без подобной рекламы пробиться будет сложно».

Перспективы экспорта своей продукции «Евро технологии» связывают с пищепромом и поставками в Китай крахмала. «Эта страна является потребителем горохового крахмала. Есть масса китайских национальных блюд, например фунчоза, где он используется», — поясняет Алексей Гусев.

Горох заменит сою?

Сейчас в мире не хватает кормовых протеинов, что связано с развитием аквакультуры и бройлерного птицеводства — двух направлений в животноводстве с наибольшей долей использования белка в рационе, отмечает партнер практики АПК «НЭО Центра» Владимир Шафоростов. Спрос на ингредиенты, содержащие протеин, определяет производитель корма исходя из оценки соотношения цены и качества рациона.

Горох — традиционная для России агрокультура, поэтому его глубокая переработка — важный и необходимый шаг, считает гендиректор Ассоциации производителей кормов ЕАЭС Владимир Манаенков. Однако насколько гороховый протеин будет востребован в животноводстве, в первую очередь будет зависеть от качества и цены на него, соглашается эксперт. Специалисты по кормлению балансируют рационы в зависимости от наличия и стоимости компонентов. «Я бы не спешил делать прогнозы, что новый продукт заменит соевый шрот — все-таки у них разный аминокислотный состав. К тому же с точки зрения технологичности на данный момент соевый шрот — это самый оптимальный белковый продукт для комбикормов, — уверен он. — Конечно, можно сбалансировать любые ингредиенты, использовать дополнительные аминокислоты, но вопрос в том, сколько в итоге будет стоить готовый комбикорм: соотношение цена/качество является решающим».

Среди растительных белков соя в кормлении животных вне конкуренции: по аминокислотному составу она лучше всего подходит животным, поэтому ее протеин наиболее ценен, вторит ему технический консультант компании «Фидлэнд групп» Сергей Щербинин. Однако производство горохового протеина представляется более сложным, чем соевого шрота, а значит затраты на его выпуск будут выше, и он может оказаться дороже. Даже если аминокислотный профиль горохового протеина по показателям будет сопоставим с соевым шротом, но цена на него окажется выше, то он вряд ли сможет с ним конкурировать. Возможно, он станет неплохим дополнением для каких-то особых рецептов, например, для молодняка животных и птицы, добавляет эксперт. «Первый вопрос хозяйств при выборе компонентов кормов — цена. Чем дороже новый продукт, тем его сложнее раскрутить на рынке, — обращает внимание Щербинин. — Хотя, конечно, если изменится политика, будут ограничены поставки импортной сои, то придется использовать то, что есть внутри страны». Правда, пока гороховый протеин все равно не сможет быть альтернативой сое в масштабах страны: одно запущенное предприятие мощностью 40 тыс. т сырья в год — это очень маленький объем, который позволит обеспечить лишь небольшой сегмент рынка, добавляет Щербинин.

По оценке ИКАР, в сезоне-2017/18 потребление соевого шрота в России превысило 2,6 млн т при объеме производства почти 2,9 млн т. 380 тыс. т было поставлено на экспорт, импорт составил 154 тыс. т. Если говорить только о шроте, то мы производим его больше, чем потребляем, сравнивает ведущий эксперт ИКАР Даниил Хотько. «Однако если смотреть на общее потребление продукции соевого комплекса (шрот, жмых, полножирная соя) в пересчете на бобы — а это почти 4,4 млн т — то нам не хватило примерно 750 тыс. т сои», — оценивает он.

Гороховый протеин из 40 тыс. т сырья явно не восполнит такой дефицит. К тому же нет подробных данных по аминокислотному профилю нового продукта, поэтому оценить его преимущества и недостатки по сравнению с соевым шротом невозможно, отмечает Щербинин.

Горох используют для кормления сельхозживотных, но в ограниченном количестве, продолжает он. Есть и другие попытки заменить соевый шрот, например, давно ведутся разговоры о глубокой переработке люпина. Однако с ним есть сложности из-за содержания в этой агрокультуре антипитатльных веществ. Все бобовые агрокультуры богаты белком, подходят для переработки и использования в животноводстве, но есть нюансы, подтверждает Манаенков. Например, даже небольшое количество антинутриентов в люпине влияет на вкус корма, что не нравится животным. «Конечно, существуют разные сорта люпина с низким содержанием антипитательных веществ, а также различные способы его обработки. Но в целом он требует высокой культуры производства и уровня применяемых технологий, а это серьезные инвестиции», — акцентирует эксперт.

Сырья должно хватить

Для производства «Евро технологии» планируют использовать российское сырье, в основном из Самарской и Ульяновской областей. «Самарская, Саратовская и Ульяновская области хорошо подходят для производства и переработки бобовых агрокультур, как гороха, так и нута, чечевицы и пр., — отмечает Олег Суханов из ИКАР. — Эти регионы являются засушливыми, поэтому в севооборотах им нужны засухоустойчивые агрокультуры. Кроме того, введение бобовых в севооборот благотворно влияет на будущий урожай зерновых». В этом году области заняли горохом в сумме 85,4 тыс. га — почти четверть от всех посевов агрокультуры в Приволжье. В прошлом году эти три региона выращивали горох на 66,3 тыс. га, следует из данных Росстата.

Были проекты по производству шрота или жмыха из рыжика, но продукт также не получил широкого распространения. Также Щербинин вспоминает, что несколько лет назад, когда он работал в сельхозпроизводстве, ему предложили образец белкового концентрата из бобовых агрокультур как альтернативу рыбной муке. Он был с ярко выраженным запахом, что понравилось бы животным. Однако при высоком содержании сырого протеина — около 60% — продукт оказался сильно несбалансированным по аминокислотному профилю. Щербинин подсчитал, что если этот концентрат доработать до необходимого уровня аминокислот, то он в итоге окажется дороже рыбной муки. «Животным лучше дать минимум белка, но более сбалансированного, чем максимум, но несбалансированного», — уверен он. В отличие от ряда других агрокультур, соя безопасна, наряду с подсолнечным шротом, который тоже активно используется в кормлении, это привычный и понятный продукт, подчеркивает эксперт.

Гороховый протеин может превосходить соевый шрот по содержанию как протеина в целом, так и отдельных аминокислот — все зависит от его чистоты при выбранной технологии сепарации, комментирует Шафоростов. «Гороховый протеин широко применяется в Норвегии в рационах аквакультуры, — знает он. — Слабое звено таких проектов — крахмал, поскольку его может быть трудно продать». Дело в том, что для выпуска кормового белка нет необходимости в высокотехнологичной переработке сырья, в отличие от производства, ориентированного на производство пищевых ингредиентов — того же изолята, поясняет эксперт. Капитальные вложения будут ниже, продукт — дешевле, его будет проще включить в рацион. Обратная сторона — примеси в продуктах, а нативный крахмал с примесями имеет ограниченное применение. Тем не менее, учитывая опыт инициатора проекта в производстве и реализации кормов, компания сможет найти применение своим продуктам в России, уверен Шафоростов.

Компания «Евро технологии»

работает в Приволжском федеральном округе с 2005 года, занимается производством кормов для животноводства. Как говорится на ее сайте, она выпускает кормовые добавки (в частности, так называемые специи для кормов) для промышленного свиноводства, птицеводства и скотоводства. По данным kartoteka.ru, 100% компании принадлежат ее директору Алексею Гусеву. Выручка ООО «Евро технологии» в 2017 году составила 331,9 млн руб., чистая прибыль — 10,8 млн руб.

Газ в кормушках

Вслед за ростом животноводства в России активно увеличивается как объем производства, так и качество комбикормов. А вот выпуск компонентов для него отстает, сетует Манаенков. «Вырастить такое количество сои, чтобы обеспечить потребности комбикормовой промышленности, нам пока не удается. Почти весь объем производства на Дальнем Востоке уходит в Китай, да и качество нашей сои ниже из-за климатических условий. Поэтому мы вынуждены закупать ее за рубежом», — говорит он. Если вдруг будут повторяться попытки закрыть импорт, то это обрушит рынок кормов и в итоге может привести к падению показателей в животноводческом секторе. С этой точки зрения поиск альтернативных источников протеина для кормов — важное решение, уверен он.

Если говорить о нерастительных белковых компонентах, то с ними ситуация тоже неоднозначная, продолжает эксперт. Производство мясокостной муки активно развивается и будет увеличиваться по мере роста объема боенских отходов в животноводстве, а вот с рыбной мукой есть проблемы. «Рыбная мука — очень хороший компонент комбикорма, но, во-первых, на рынке ее недостаточно, во-вторых, она дорогая, в-третьих — ее качество нестабильно и есть много фальсификата, — перечисляет Манаенков. — Эти факторы сводят к минимуму ее использование, поэтому комбикормщики также ищут другие компоненты».

По его мнению, заменой рыбной муке может стать микробный белок из природного газа. Современные биотехнологии позволяют производить продукт, близкий к ней по составу, но при этом стабильного качества. Такой проект в Ленинградской области запустила компания Protelux. Она приобрела у датской Unibio эксклюзивную лицензию на использование в России технологии по переработке природного газа с помощью бактерий. В создание предприятия инвестировано около 2,5 млрд руб. Мощность комбината составляет 6 тыс. т биопротеина в год, она может быть увеличена до 20 тыс. т. В ближайшие 10 лет Protelux намерена довести число предприятий до десяти и выйти на годовой оборот в $1,5 млрд. Мощность каждого завода должна составить до 100 тыс. т продукции в год.

Однако сможет ли белок из газа заменить другие виды протеина — также будет зависть от цены. «Все белковые компоненты — и гороховый протеин, и белковые продукты из люпина, и микробный белок из природного газа — интересны. Мы можем их сбалансировать, если они не устраивают нас по тому или иному показателю, но для потребителя решающим фактором при выборе станет соотношение цена/качество», — подчеркивает Манаенков. Поэтому успех горохового протеина на рынке и его конкурентоспособность, равно как и других видов белковых кормов, будут зависеть от грамотных действий компании-производителя.

Если эксперименты с переработкой бобовых кажутся понятными и логичными, то проект производства белка из газа Сергей Щербинин считает странным. «У нас в стране до сих пор не газифицированы многие села, но мы не ищем легких путей и придумываем делать белок из газа, как будто больше не из чего, — недоумевает он. — В принципе экспериментально доказано, что все продукты питания можно производить из нефти, ее структура позволяет синтезировать белки, но стоимость такого мяса будет раз в 10 выше, чем традиционного. Кто его будет покупать? Аналогично и с протеином из газа».

По мнению Щербинина, нужно увеличивать посевы сои, хотя и маловероятно, что мы сможем полностью обеспечить потребности в ней за счет собственного производства. Именно поэтому, конечно, нужно продолжать экспериментировать с другими растительными белками. Вместо опытов с газом было бы более целесообразно и эффективно инвестировать в технологии переработки агрокультур — того же люпина, рыжика или рапса, который тоже можно применять в кормлении лишь в ограниченном количестве — чтобы убрать из них антипитательные вещества и получать доступный протеин. Так, например, в Новосибирской области возводится завод по переработке рапсового жмыха — его будут смешивать в пропорции 50/50 с полножирной соей, знает Щербинин. «Люди ищут, чем заменить сою, чтобы снизить стоимость кормов. В том числе, сейчас есть тенденция увеличения в рационах доли обычного колотого гороха до 11%», — говорит он. В этом плане глубокая переработка гороха выглядит правильнее, чем протеин из газа, уверен он.

Цена вопроса

«Евро технологии» не уточняют цену на свой кормовой протеин. Однако если судить о соотношении стоимости разных видов изолята для спортивного и функционального питания, то гороховый белок — самый дорогой из них. Так, в одном из профильных интернет-магазинов 1 кг продукции китайского производства стоит 757 руб. (85% белка), тогда как соевый изолят (90%) обойдется в 553 руб./кг. Цена российского концентрата из подсолнечника (82%) — 747 руб./кг.

http://agroinvestor.ru/companies/article/30690-protein-vyduvayut-iz-gorokha//full


Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!